Скачать книгу Политика ненасильственных действий - Шарп Джин

Политика ненасильственных действий
Шарп Джин
Психология
Аннотация к книге Политика ненасильственных действий
Термин ненасилие в последнее время становится все более и более популярным. Он прочно вошел в обиход политической лексики; без него редко обходятся в политологических дискуссиях оно все чаще встречается в прессе, в статьях, вышедших по поводу текущих социальных и политических событий. Причин этому достаточно. Помимо ужаса перед творящимся на наших глазах и все возрастающим насилием, помимо осознания гибельности насилия во имя любых целей, помимо авторитета мыслителей, общественных деятелей, с которыми связываются идеи и практика ненасилия, да и просто человеческой привлекательности философии ненасилия, в быстром принятии слова "ненасилие'' и связанных с ним ассоциаций кроется усталость от привычных слов, с помощью которых принято выражать возвышенные этические идеи.
Насилие и ненасилие присутствуют во всех культурах, у всех народов. Насилие на протяжении многих веков было, можно сказать, формой общественного развития, а наряду с этим существовали упования на ненасилие, различным образом выражаемые, вылившиеся на уровне индивидуального самоопределения в непротивлении, неучастии, пассивности, уходе. Как известно, евангельский образ ненасилия и состоит в этом: "Не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку, обрати левую ". Многие из современных приверженцев теории и практики ненасилия стремятся привлечь такой новозаветный материал для обосновании идеи ненасилия. Но ведь и по Евангелию, и по Деяниям Апостолов известно, что раннехристианская социально-этическая доктрина, имея в качестве одного из краеугольных камней заповедь ненасилия, вполне допускала из прагматических соображений насилие в отношении ярых противников истинной веры или вероотступников. Только благодаря реформаторству Л.Н. Толстого заповедь " не противься злому'' приобрела тот смысл, который мы стараемся вычитать в ней сегодня: ''Не противься злу насилием", и это - одна из ряда возможных интерпретаций евангельской заповеди.
В каждой культуре существуют две альтернативы: одна - ориентация на насилие, другая - на ненасилие. При этом в разных культурах указанная альтернатива проявляется по-разному. Чтобы полнее понять идею ненасилия, рассмотрим проявление этой идеи в культурах Востока, Запада и России.
Традиционным культурам, определяющим лицо Востока, присуще гармонизирующие видение человека и космоса, их нерасчлененность, полное единение. "Мир и я рождаемся вместе, и вся тьма вещей составляет единое со мной" - говорится в даосском тексте "Чжуан-цзы" (4 в. до н.э.). О той же гармонии говорят и конфуцианцы. По словам Чан-Цзая (9 в.), " небеса - мой отец, земля - мать моя, и даже такое мельчайшее существо, как " я'', находит себе место среди них. Все люди - мои братья и сестры, все существа - мои друзья ". Апофеозом ненасильственного отношения ко всему живому является индийский джайнизм. "Книга о хорошем поведении" из джайнского канона наставляет: "Причинение вреда земле подобно избиению, ранению и убийству слепого... Зная это, человек не должен грешить против земли или позволять другим делать это... Человек, который воздерживается от причинения вреда даже ветру, знает о страданиях всех живых существ... Тот, кто знает, что плохо для него самого, знает, что плохо для других, и наоборот... "
Но вот, что парадоксально: ненасильственное отношение к природе имело негативные последствия для судеб народов Востока. Потому что невыделенность человека из природы проектировалась на общество. Отсюда -отсутствие понятия индивид, личность. Человек рассматривается как "песчинка'' в природе и обществе. Его самоценность не признается. Поэтому в традиционном обществе по отношению к человеку допускается насилие со стороны государства. Об этом ярко свидетельствует кастовая система, функционирующая до сих пор в индийской культуре. В традиционной культуре Китая человек рассматривается в качестве "песчинки", слагающей окружности социальной иерархии, расположенные вокруг единого центра - императорской власти, обладающей правом на любые формы насилия во имя сохранения общественной системы, "освященной Небом". Короче говоря, в восточном традиционном обществе наблюдается, с одной стороны, ориентация на ненасилие в отношении к природе, а с другой стороны, - насильственная ориентация государства по отношению к человеку.
На Западе мы видим совсем другую альтернативу. Начиная с античности, возрастает отпадение человека от космоса и человек по отношению к природе выступает как "царь", который вправе управлять ею. Но с другой стороны, выделение человека из природы, придание ему "царственного" статуса позволило Западу, получив первые импульсы в итальянском Возрождении, двигаться от идеи индивида к индивидуальности и, наконец, личности. К новому времени происходит фактически окончательный разрыв Европы с традиционным обществом, тогда же возникают политологические понятия "Запад" и "Восток". Новая экономическая и политическая реальность европейской истории коренным образом меняет отношение к человеку, ведет к утверждению его "естественных" прав, к числу которых прежде всего относится право на жизнь, на безопасность.
Сравнительный анализ культурных традиций Востока и Запада помогает трезво оценить отечественную ситуацию. Не только в силу нашего географического срединного положения, но и вследствие ряда исторических причин, в России, по крайней мере в 20 в., сложилась ситуация безальтернативности - ориентация на насилие и по отношению к природе, и к человеку в обществе.
Популярные жарны
| Условия использования
Copyright © 2009-2018 GET-BOOKS.ru, 0.039